Яндекс.Метрика

Екатерина Журавлёва

14.03.2019

Новую постановку «Золотого телёнка» готовит Екатеринбургский театр драмы

Екатеринбургский театр драмы готовит новую постановку «Золотого теленка» Ильфа и Петрова. Зрителей ждут необычные сценические решения.

Его клетка всегда при нем. Зицпредседатель Фунт с дореволюционных времен привык сидеть за решеткой. Подставной директор, который за деньги отправляется в тюрьму вместо мошенников, теперь предлагает услуги Великому комбинатору Остапу Бендеру.

Практически с фанатизмом Остап ищет служащего фирмы «Геркулес» и по совместительству теневого миллионера Корейко. В новой постановке «Золотого теленка». «Интересный вы человек, все у вас в порядке, с таким счастьем и на свободе». Только счастья тут ни у кого и нет. Остап больше не веселый балагур и шутник, он задумчивый и интеллигентный авантюрист. Образ переосмыслили в Театре драмы. «Это продукт уже нашего времени – то, что сейчас происходит вокруг нас, то, в чем мы сейчас варимся и живем. Это человек, который был создан этим миром, именно сегодняшним», – поясняет исполнитель роли Остапа Бендера Владимир Хархота.

Сообщи новсть

Поэтому здесь стоит отказаться от стереотипов и посмотреть на новое, полное символов произведение. На площадке убрали кулисы, а во время спектакля одновременно с развитием сюжетной линии на фоне кирпичных стен будет идти еще и строительство башни, похожей на ЛЭП – она станет отражением времени становления страны Советов. «Ильф и Петров в глазах многих зрителей и читателей, это некая комическая история и все. Хотя это гораздо глубже произведение. Вот эти человеческие страсти, которые на протяжение всего спектакля будут выходить на первый план, и мы будем понимать, что это произведение гораздо глубже, чем такая поверхностная юмористическая история, потому что это писатели очень глубокие», – отмечает художник-постановщик Владимир Кравцев.

И потому режиссер Анатолий Праудин многое превращает в гротеск. Золотой теленок – символ богатства и денег, которому поклоняется Остап Бендер, здесь уже часть алтаря, у него комбинатор устраивает жертвоприношение. Символично, ведь в поиске наживы он в итоге остался ни с чем.